Эффект наклейки: из-за политического абсурда один человек получил реальный срок, а второй пришлось бежать

Невыдуманная история, рассказанная могилевчанкой Натальей Яцковой: обычная прогулка с расклеиванием наклеек навсегда перевернула жизнь двух человек.

18 ноября в суде Ленинского района Могилёва судья Ксения Никифорова вынесла приговор могилевчанину Сергею Батура. Мужчина был осуждён по ч.2 ст.368 УК РБ («Оскорбление президента»). Судебные заседания проходили в закрытом режиме, поэтому, к сожалению, подробности процесса неизвестны.

Почему надо было судить мужчину в закрытом процессе – тоже неизвестно. Известен лишь приговор – 2 года и 6 месяцев Сергей Батуро должен провести в колонии общего режима.

А всё началось в июне 2021 года года. Сергей Батура и Наталья Яцкова как-то поздно вечером вышли на променад – расклеить наклейки политического характера. И им очень сильно не повезло.

ПРИВЫЧКА БЕЛОРУСА КАК РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР

Их задержали в июне нынешнего года просто по случайности, говорит Наталья. И всё происходило не возле ГУБОПиКа, как считали многие, а на улице Крупской. Двигаясь от пересечения с улицей Гришина в сторону переулка Гоголя, они смогли наклеить лишь пару стикеров, как подъехала милицейская машина. А когда попробовали бежать, оказалось, что путь перерезан двумя неизвестными, гулявшими с собакой – они-то и вызвали милицию. Позже выяснится, что один из них — работник силовых органов.

Наталья Яцкова

«Просто в какой-то момент мы потеряли бдительность», — говорит Наталья Яцкова сегодня, — «Всё это происходило около 23 часов, маршрут был никак не запланирован, действовали просто наобум. А предложение «украсить район» поступило в обычном районном чате, где было около 200 подписчиков».

Как позже выяснилось, в вещах Сергея Батуры было обнаружено 5 или 6 разновидностей наклеек. Какие именно они были по содержанию Яцкова, как утверждает, даже не знала:

«Я просто клеила не глядя на них», — отмечает она. Сколько их было –она также не имеет ни малейшего представления.

Склонность белорусов к чистоте на улицах сыграла с ними злую шутку – Сергей не выбрасывал подложки от стикеров, а складывал их в карман. Их в последствии и подсчитали в РОВД.

То, что такая, по сути, детская шалость может стать причиной уголовного дела, у Натальи вызвало шок. Позже от следователя она узнала содержание расклеенных лозунгов: «Это было что-то вроде «Лукашенко-убийца» и что-то о судьях».

Впрочем, Следственный комитет подозревал её в сокрытии чего-то большего, считая, что она не договаривает.

ТИМУР (ОЛЕГОВИЧ) И ЕГО КОМАНДА

Но это позже. Пока что имеет смысл рассказать о жизни Ленинского РОВД. Учитывая, что Батуро и Яцкова были, по версии милиции, «подельниками», их нужно было доставить в отдел по-отдельности. Но, как оказалось, машин на это нет.

С горем пополам «преступники» были доставлены в РОВД, допрошены и… оставлены ночевать в вестибюле.

Пока Наталья Яцкова пыталась отдыхнуть, примостившись на столе, к ней домой в полчетвёртого ночи явилась милиция с обыском. Её мужу пришлось выдать по стандартной схеме компьютер и ноутбук. А вот телефон не нашли, за ним милиционеры придут ещё раз.

Самое интересное началось на следующее утро после задержания, когда на работу пришёл известный за преследование оппозиционеров, замначальника ООПП Ленинского РОВД Тимур Олегович Пахоменко. Как вспоминает Наталья Якцова, он сходу заявил, что «всех их ненавидит, и он знает, что за это все они ненавидят его». И сразу же приказал своим подчинённым надеть на Батуру и Яцкову наручники и затянуть их потуже – мужчину приковали к железной ножке стола, а женщину – к батарее, причём к трубе у самого пола.

«Как можно жить с таким пониманием реальности – об этом должен рассказать либо психиатр, либо мы об этом узнаем в суде из его показаний. К этому персонажу я обязательно приеду на суд, а ни к кому другому я претензий не имею», — так Наталья Яцкова описывает своё впечатление от Тимура Пахоменко.

ЗАПЛАТИЛИ ИЛИ НЕТ?

Из РОВД Наталью увезли в Следственный комитет, где следователь Сазонов действительно стал её допрашивать в рамках возбуждённого уголовного дела якобы за оскорбление президента. И у него был всего один очень навязчивый вопрос: «заплатили или нет». Следователь так настойчиво требовал признания в оплате за поклейку стикеров, что допрос превращался в абсурд.

Не добившись своего, следователь отправил женщину в ИВС на 72 часа. А самое отвратительное в этом, вспоминает Наталья, что муж её искал по разным ведомствам до обеда следующего дня и везде ему говорили, что «такой нет». То есть, милиция, призванная защищать граждан, занимается просто ложью в своё весьма странное, почти маниакальное, удовольствие.

На вторые сутки Наталью Яцкову перевели в камеру с так называемой подсадной уткой. В отличие от неё («экстремистки»), которую водили исключительно в наручниках и лишили практически всех личных вещей и белья, та женщина могла бы сидеть годами — с телогрейкой в запасе, она вела себя, как будто была дома. Рассказав нелепую историю про то, как её домогался участковый, она принялась внимательно слушать Наталью, выведывая даже мелкие подробности. А потом сердобольно и в красках разрисовала жизнь в женской колонии №4.

Позже подробности тех разговоров слово в слово Наталье расскажет следователь. Правда, по его версии, это будет уже «признание её соратников из чата, которых схватили, они раскололись и сдали». Здесь стоит упомянуть, что в могилёвском ИВС за задержанными ведётся негласная слежка, все разговоры записываются и утром отдаются оперативному работнику, чья задача «раскрутить» на уголовное дело наговорившего лишнего.

В бумагах Натальи, кстати, вдруг появились адреса, где они с Батуро даже не появлялись, вспоминает она. Там почему-то замаячили улицы Каштановая, Жемчужная и другие, где находили стикеры на столбах. Судя по всему, милиция решила «пришить» им и другие эпизоды, сделав «злостную группу со сговором лиц».

Но что-то не срослось. Наталью в итоге выпустили под домашний арест, разрешив ходить на работу и запретив покидать город. А дальше опять злодейка-судьба сыграла злую шутку с уже известной всем следователем Андрюшиной

«Эффект Андрюшиной». Фиаско следователя как удивительное явление белорусского политического кризиса

Следователь Сазонов ушёл в отпуск, а подменяющий его следователь Старовойтов скинул дело от греха подальше на Андрюшину. А та, в свойственной только ей манере со словами «Наташа, вы не договариваете» на пятничном допросе по-женски добро предупредила несчастную, что в понедельник, если не будет признания, отправит её на СИЗО.

Выйдя из СК, Наталья засобиралась на дачу и отправила туда всех своих домашних — помочь больным родителям. И делала это так хорошо, что это зафиксировали видеокамеры. В торговом центре она выбросила симку и купила другой телефон.

А сама поздно вечером, переодевшись в мужскую одежду вышла к месту остановки нелегальной маршрутки, которые гоняют в соседнюю Россию с завидной регулярностью. Изюминкой её маршрута, о чём когда-нибудь можно будет снять фильм, был момент с переплыванием водоёма всемером на резиновой лодочке — до микроавтобуса на российской стороне.

Наталья хоть и была с паспортом, но её объявили в розыск. Уже плохо, но стало даже хуже – когда она переходила границу с Украиной, вдруг оказалось, что из московского СИЗО бежали несколько преступников и их ждали именно на этом направлении.

Но всё закончилось хорошо. Теперь вся семья Яцковых живёт в Польше и надеется на лучшую жизнь.

О чем жалеет Наталья, так это о том, что Сергей Батура сидит в тюрьме ни за что: «И когда ему предложили всё валить на меня, этот благородный человек отказался так делать».

Заглавное фото via Artem Podrez, несет иллюстративный характер