Позор IT-страны: в шкловской ИК-17 не работают даже таксофоны

В одном ИТ-государстве в Шкловской колонии работает только половина таксофонов, которые являются практически единственным средством связи между заключенными и их родственниками. И это одна из причин, по которой Беларуси разрешели звонить из колоний по видеосвязи.

Уличный таксофон давно ушёл в прошлое. Сегодня днём с огнём не сыщешь проводной аппарат с трубкой, который ещё двадцать лет назад стоял на каждом шагу. Но таксофонные карточки «Белтелекома» по-прежнему продаются на почте. Для обывателя они выглядят странно, а для узников колоний — это единственная надежда на общение с родственниками.

«Белтелеком» проигрывает с разгромным счётом интернет-телефонии. Как ни сопротивлялось это госпредприятие новым технологиям, но её проводная телефонная сеть сегодня никому не нужна, кроме заключённых колоний и СИЗО.

Обратить внимание на эту проблему заставила история, рассказанная недавно освободившимися узниками Шкловской исправительной колонии №17. Там ещё в прошлом году планировали полностью заменить морально и физически устаревшее оборудование, но потом передумали. Нет денег и слишком сложно.

Загвоздка в том, что на территории учреждения из десяти таксофонных аппаратов, предназначенных для звонков осуждённых, бесперебойно работает ровно половина: три аппарата можно смело выбросить на свалку, а ещё в двух западают кнопки так, что позвонить можно только оператору «Белтелеком». Карточки, кстати, продаются в тюремном интернет-магазине.

И вот первое открытие! В IT-стране такая услуга, как разговор через оператора, по-прежнему существует. Это то самое предложение под сервисным названием «Карточный счёт». То есть, купить телефонную карточку или пополнить её деньгами ещё не значит, что удастся позвонить.

В случае если телефонный аппарат не имеет тонального набора номера, набирать нужно 176 – это единый код доступа к оператору на линии. Далее, после выдержки системой паузы в 7 секунд вызов переключается на девушку, которой нужно устно назвать PIN-код, а потом и номер вызываемого абонента, и она соединит. Всё, как в середине ХХ века. Вот так заключённые звонят домой, а мы можем оценить, какая техника марки «АГАТ» стоит в белорусских колониях.

И починить таксофоны на территории ИК практически невозможно, так как вход мастера на режимный объект обусловлен массой трудностей и согласований со стороны Департамента исполнения наказаний.

Таким образом, 17 отрядов примерно по 90 человек при условии четырёх разрешённых режимом звонков в месяц должны как-то поделить между собой пять таксофонов. Это и есть ответ на вопрос, почему вместо 15 законных минут узники общаются с родственниками всего 3-5, а иногда и вовсе не звонят.

Какой же выход?

Как уже сообщал телеграм-канал MAYDAY, МВД внесло изменения в Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, чтобы позволить близким увидеть своих заключённых во время разговора. Для этого министр Кубраков официально приказал заменить слово «переговоры» на фразу «разговоры, в том числе с использованием систем видеосвязи».

На самом деле позволение увидеть близких на мониторе компьютера обусловлено невозможностью обеспечить телефонной связью всех узников. И систем видеосвязи никаких нет. Сегодня в белорусских колониях практикуется такая схема: два видеозвонка разрешено производить посредством приложений Viber или Skype и два звонка по старинке – телефонные. МВД лишь узаконило то, что работает уже почти год.

Получается, «Белтелеком» не может обеспечить даже мизерное количество своих аппаратов качественным соединением. Достаточно заглянуть на сайт этого предприятия в рубрику «Адреса установки таксофонов, в том числе с входящей связью в г. Могилеве и Могилевской области», чтобы понять ориентацию на закрытые учреждения.

Аббревиатура ДИПИ – это дом-интернат для престарелых и инвалидов. Ещё есть аппараты на вокзале, в сервисном центре и санатории. А уличный таксофон остался всего один — в Бобруйске. Общее количество таксофонов в Могилёвской области 115 штук. Примерно тридцать из них находятся на автостанциях, в интернатах и медучреждениях, а остальное – места заключения.

При подготовке этого материала между источниками mspring.media возник спор о точном количестве таксофонов в ИК-17. На сайте «Белтелекома» мы выяснили и это. Их ровно десять.