Подстава адвоката, засада и обстрел. Как могилевчанка убегала от политических репрессий

Юлия Дребушевская, узнав, что против неё возбуждено уголовное дело, смогла сбежать из страны даже без паспорта. Она рассказала MSPRING.MEDIA о всех перипетиях бегства и обстреле на российско-украинской границе.

Внимание! При использовании или перепечатке данного материала в других Интернет-источниках, упоминание сайта MSPRING.MEDIA с гиперссылкой на оригинальный текст обязательно в первом абзаце!


Этот крутой маршрут начался для неё с приключений ещё в Могилёве. Когда 8 февраля в квартиру Дребушевских стал ломиться ОМОН, Юлия поняла, что шансов на свободу больше нет. Она просто не открыла дверь. А как только бойцы ретировались, села в первое попавшееся такси и отправилась куда глаза глядя. А глядят они в таких случаях, как правило, в сторону Российской Федерации, где, как известно, глупость некоторых законов компенсируется их неисполнением.

Но, на пути к заветной нелегальной маршрутке, уже в самом начале пути появилась преграда. В городе был введёт план «Перехват». Кого искали – неизвестно, но на площади Ленина в Могилёве милиция останавливала каждую машину. И тут у героини, по её признанию, случился первый шок: она бесхитростно сказала таксисту, что если их остановят, то её сразу же арестуют, а он, вместо того, чтоб удивиться, сразу же свернул во дворы, помогая беглянке, и каким-то образом просочился до нужного места.

«Я ему очень благодарна, мир реально полон хороших людей», — говорит сегодня Юлия. Мотивация водителя не ясна, но он делал всё, чтобы женщина не попала в руки милиции: дал воспользоваться интернетом и всю дорогу беспокоился, чем ещё может ей помочь.

Здесь в нашем рассказе нужно сделать небольшое отступление с пояснением. Юлия Дребушевская являлась администратором могилевского телеграм-чата «Возрождение», в котором среди многих вещей обсуждалась и акция с вывешиванием чучел должностных лиц. По так называемому «делу кукол» к реальным тюремным срокам были осуждены сразу четверо могилевчан – Ольга Климкова, Сергей Скок, Максим Сергеенко и Дмитрий Лукашевич.

Вероятнее всего, такая же судьба была уготована и ей. Первый обыск прошел 23 ноября 2020 года.

Игры кончились. В Могилеве массовые задержания по уголовке

Зная, что силовики будут охотиться за её телефоном, она спрятала его в мокрых колготках своих маленьких детей. Как раз к тому моменту пришла пора, что называется, менять пелёнки – вот именно в этих предметах одежды удалось вынести телефон к стиральной машине и забросить его под ванну.

На этом история могла бы удачно и закончиться, отмечает Юлия, если бы не защитник, предоставленный государством, которая, как утверждает Дребушевская, её подставила.

Как утверждает Дребушевская, она попросила адвоката Ксению Чубукину об одолжении — передать мужу, что телефон лежит под ванной и его нужно срочно почистить.

Когда стало понятно, что Юлию оставляют на трое суток в ИВС для предъявления обвинения, муж приехал навестить жену лично. Она повторила все инструкции – как оказалось, адвокатка ему ничего не передавала.

А на следующий день муж Дребушевской, с её слов, уже встречал с утра милиционеров, и их первой фразой было «мы знаем, что телефон вашей жены лежит под ванной».

Телефон, конечно, уже лежал не под ванной и был в состоянии заводских настроек. Но после ИВС и допроса в Следственном комитете Юлия Дребушевская и без «смартфонных доказательств» получила предупреждение о запрете на выезд и вынуждена была сдать паспорт. В этом состоянии их семья и дождалась ОМОН в феврале, который явно не церемонился.

ПО ЛЕСАМ, ПО ПОЛЯМ

Хотя граница между Беларусью и Россией официально закрыта из-за карантина, всем ясно, что недостатка в маршрутках в оба конца нет. Правда, в Москву проезд стоит 150 белорусских рублей (потому что нелегально), а назад всего 40 (так как легально). Вот в такой транспорт Юлия и села.

Как раз, вспоминает она, в тот день была сильная метель. Из-за этого микроавтобус постоянно застревал в снегу.

«Дело в том, что сам переезд границы осуществлялся то по лесу, то по полю», — так Юлия вспоминает пережитое.

Но не это было самым шокирующим, отмечает она. Маршрутка была битком набита пьяными могилевчанами-гастарбайтерами, едущими на вахту. В какой-то момент один из них, то ли очнулся от пьяного угара, то ли наоборот впал в странное состояние, но ему показалось, что его везут продавать в рабство:

«И он стал кричать, что сейчас всех нас порежет».

Водители таких маршруток имеют самые крепкие нервы. Никто из них не заглядывает в паспорта (особенно когда их нет, как у Юлии), никто никого не винит, шофёр просто сбросил скорость и успокоил пролетария. И здесь снова повезло, рассказывает Юлия – заснеженную дорогу вдруг стал переходить самый настоящий лось. Все уже думали, что попрощаются с жизнью, но благодаря снижению скорости с животным удалось разминуться.

ВДРУГ ЗАСАДА И ОБСТРЕЛ

В конце концов Юлии Дребушевской удалось добраться до одного из российских городов и отдохнуть. Что касается её дальнейшего маршрута, то она не стала уточнять точку перехода, однако развенчала миф о том, что кто-то готовит специально маршрут для беглецов из Беларуси. Правда жизни такова, что вдоль российско-украинской границы, практически на всём её протяжении процветает контрабанда. Этим и пользуются те, кому нужно.

Переезд происходит на новеньком импортном внедорожнике. Как позже оказалось, их попросту не могут догнать пограничные УАЗ-ики. В один из уже мартовских дней Юлия на таком транспорте и предприняла попытку переехать в Украину. Но на посту, где никого по информации контрабандистов не должно было быть, вдруг оказался патруль – засада.

И вот джип движется в темноте без фар, и вдруг в воздух взлетает красная ракета. Поняв, что попал на засаду, водитель вдруг начинает резко жать педаль газа и сворачивает в поле. Далее лучше привести цитату Юлии Дребушевской целиком:

“Погоня была около часа. Как в игре “Need for speed. Мы на внедорожнике, в полной темноте гоняли по полю, на скорости 150 км/ч – и это не преувеличение, я со своего места могла видеть спидометр, это было страшно, меня вминало в сидение.

Пару раз мы отрывались и выезжали на шоссе, а там была лобовая блокада из машин, и мы снова съезжали в поле. А потом по нам стали стрелять рекетницами красного цвета, просто расстреливать. Это очень страшно. Было понятно, что нам конец. А водитель вдруг высадил нас посреди поля и поехал сдаваться”.

Последнее обстоятельство несколько непонятно белорускому обывателю, поэтому оно требует некоторого пояснения. Реалии жизни в российской глубинке таковы, что там могут случаться чудеса. Например, если житель приграничного посёлка едет в Украину с баулами и пассажиром без папорта, то он контрабандист. А если он выбрасывает всё в поле и едет к пограничникам на разборки в пустой машине, то он просто заблудился и просит показать дорогу. Ответсвенности – ноль.

Дальше мы просто ходили по полю. Примерно часов семь, я вся покрылась инеем, ноги все были избиты от хождения по замёрзшей пахоте. Никто к такому не был готов — вода питьевая замёрзла, еды не было, и мы в нейтральной зоне, как на ладони”, — продолжает рассказ Юлия.

А дальше было самое интересное. За оставленной в поле “пропажей” приехала другая машина и всех забрала назад, на российскую территорию. И это были, конечно, не пограничники.

Через три дня была предпринята новая попытка перехода границы, и она оказалась удачной. Российская граница, описывает Юлия, это просто ровчик. А вот о транспорте нужно рассказать отдельно, ведь она без паспорта была не самой большой головной болью для перевозчика.

Все пять пассажирских мест в салоне были заняты, а в багажнике ехали ещё трое. И все пассажиры были завалены сверху огромными сумками и баулами, а что в них – загадка. И вот уже украинский пограничник посветил внутрь салона. Фонарный луч упёрся в пассажиров, а водителю был задан вопрос, всё ли у него хорошо.

“Да, всё хорошо”, — был ответ.

На следующий день в Киеве Юлия Дребушевская уже занималась вопросом легализации.