«Семнашка». Что происходит в месте, где погиб Витольд Ашурок

MSPRING.MEDIA немного разузнало о реалиях и укладах шкловской ИК №17, в которой погиб политзаключенный Витольд Ашурок. Если все это – правда, там творится трэш.

Исправительная колония №17 предназначена для людей, которые впервые отбывают наказание. Всего в колонии около 1200 заключенных на общем и усиленном режиме. Про шкловскую ИК хорошо знают даже в Европе – именно там в свое время отбывали срок политзаключенные Николай Статкевич и Артем Прокопенко, правозащитник Андрей Бондаренко.

В феврале 2020 года шкловской «семнашке» исполнилось 40 лет. Надо сказать, что новости оттуда громыхали задолго до смерти Витольда Ашурка – в одном 2017 году произошло аж четыре инцидента, про которые говорили по всей стране.

Но, видимо, это были лишь наброски к трэшу.

ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ НАЧАЛЬНИКА

В редакцию MSPRING.MEDIA обратился бывший узник ИК №17, который рассказал некоторые подробности тамошнего быта. Сразу оговоримся, подтвердить или опровергнуть эту информацию мы не можем, однако считаем, что подобное придумать сложно. Во что поверить – пусть каждый решает сам.

Согласно словам нашего источника, в колонии в последнее время стали практиковаться избиения узников. Он связывает ужесточение отношения к заключенным с именем начальника ИК №17 – Александром Корниенко. Избивают в основном тех, кто попадает за нарушения в ШИЗО либо же переводится на тюремный режим.

За последние пять лет руководство колонии менялось несколько раз. Считается, что наибольший порядок в ней навёл бывший начальник горецкой исправительной колонии Петракович.

Именно его и сменил Александр Корниенко, при котором ИК №17 уверенно превращается из исправительного учреждения в образцово-показательную «зону». Методы весьма изощрённые.

ГОЛОВА В МЕШКЕ

По словам источника, заключенным, которые прибывают в колонии из так называемой «крытки» (тюрьмы) прямо на контрольном пункте надевают на голову чёрный холщёвый мешок и в наручниках ведут на второй этаж. Там людей в первый же день избивают офицеры. Избитого человека после этого могут отвезти на мотоблоке в санчасть.

Что же касается обычных осуждённых, то их избивают за разные провинности не так жестоко и в другом месте. Обычно их ведут в отдельно стоящее здание библиотеки, где находится «кабинет замполита». Кроме избиений, практикуются такие «воспитательные мероприятия», как отжимания от пола, приседания и даже песни.

Например, в колонии отбывает наказание мужчина, который ранее некоторое время работал поваром у поп-исполнителя Стаса Михайлова. Его заставили громко петь песни певца, а сотрудники колонии записывали это на мобильные телефоны. Что же касается политических узников, которые вновь стали появляться в ИК №17, то известно, что всех их ставят на профилактический учёт и относятся жёстче, чем к остальным.

В частности, некоторых при прибытии в колонию заставляют петь гимн, а за отказ это сделать –бьют.

Отдельно стоит упомянуть о бытовом обеспечении шкловской колонии. По отзывам бывших узников, оно лучше, чем в других колониях страны. Экс-узники, осуждённые за коррупцию неофициально намекают, что это было сделано, в том числе, за их счёт.

Также из примечательного – в колонии есть 16-й отряд, в котором собраны все пенсионеры. Учитывая, что это одна из немногих категорий, получающих стабильный доход (пенсию), администрация всеми правдами и неправдами убеждает их делать перечисления средств в «фонд отряда».

ПРОБЛЕМА ВО ВСЕЙ СИСТЕМЕ

Ещё в 2018 году правозащитник Андрей Бондаренко, который отбывал свой срок за злостное хулиганство в том числе в ИК №17, рассказывал MSPRING.MEDIA, что дело не только в отдельно взятой колонии.

— Проблема здесь не в шкловской колонии, а в самой пенитенциарной системе и ее отношении к осужденным. Права у осужденных есть только формально, а на практике их нет и быть в такой системе не может. При желании администрация колонии может лишить осужденного всего: переписки, права на обжалования, свиданий с родственниками, встречи с адвокатом и так далее. И я еще не слышал ни одного случая, чтобы администрация понесла за это хоть какое-то наказание. Ни одна надзорная инстанция не станет на сторону осужденного — ни прокуратура, ни суд, — утверждал правозащитник.

Вот тут можно узнать подробнее про то, какие невероятные и ужасные события происходили в ИК №17 Шклова в определенный период времени.

 

Что за трэш происходит в шкловской колонии? 4 случая за последний год