Жесткий разгон в воскресенье в Могилеве – новый этап отношений милиции и людей. Дальше будет хуже

Один избитый лежит в больнице, отца маленького ребенка на глаза у последнего выдернули из авто, куча задержанных.

28 сентября. Могилев. Игорь Лозовский


В воскресенье, 27 сентября, сторонники перемен в Могилеве получили мощный удар от местных силовиков. По разным оценкам, в центре города собралось около 100-150 могилевчан, которые поддержали общенациональную акцию, объявленную популярными телеграм-каналами в ответ на инаугурацию Александра Лукашенко.

Как и везде, в нашем городе все закончилось задержаниями – всего в лапы ОМОНа и других сотрудников милиции попало несколько десятков человек. Со стороны все кажется обычным, но есть кое-что, чем последняя акция отличается от предыдущих.

ГРАДУС ЗВЕРИНОЙ МЕСТИ ПОВЫШАЕТСЯ

Взрыв кровожадности и жестокости со стороны силовиков 9-11 августа был заметно сбит массовыми протестами белорусов. В первое же воскресенье после неудачных выборов, на улицы страны вышли сотни тысяч человек. В Могилеве – около 15 тысяч, невиданная доселе цифра.

В те дни милиция не просто не мешала протестам: её фактически не видели в городе. Правоохранители, едва не сломав дубинки о ребра могилевчан, заметно забоялись последствий.

Однако потом силовики стали приходить в себя. Сначала участников воскресных маршей просто вызывали в РОВД «на разговоры», давали подписать обязательство о неучастии в несанкционированных массовых мероприятиях и выпускали.

Потом могилевчан стали держать по несколько часов в РОВД. Вернулись угрозы и психологическое давление.

Затем пошли задержания – робкие, где-то даже интеллигентные. С каждым воскресеньем на протяжении семи недель количество озверина в крови милиции повышалось, пока вдруг – бум! – не случилось 27 сентября.

Спустя ровно полтора месяца после выборов на улицы Могилева вернулась необоснованная звериная жестокость, побои и даже кое-что новое.

УДАРЫ, СВЕТ И ШУМ

У силовиков нет ни одной причины для оправдания жестких действий 27 сентября. Количество участников воскресной акции едва перевалило за сотню. Они, очевидно, не несли никакой угрозы общественной безопасности или людям (верить в обратное могут только те люди, интеллект которых позволяет на полном серьёзе смотреть Азарёнка или ценить пользу шапочек из фольги).

Тем страшнее и абсурднее выглядит произошедшее. Правозащитники «Могилевской весны» и команды MAYDAY собрали несколько фактов, из-за которых в нормальном государстве милицейские начальники давно бы лишились звезд на погонах, если не свободы.

Василий Салтанович. Был задержан в троллейбусе №4 около 14 часов 27 сентября на следующей после кольца мясокомбината остановке. В троллейбус вошли двое сотрудников в штатском и трое сотрудников ОМОН, после чего вывели и задержали мужчину.

Алексей Беляев. Вышел на свободу из ИВС 26 сентября, в субботу. Около 12 часов дня, 27 сентября, поехал в центр города вместе с сестрой и малолетней племянницей, которые собирались на детское представление около «Атриума». Сам он собирался на офис «Могилевской весны».

Как только такси остановилось возле «Атриума», к авто подскочили ОМОНовцы и приказали всем выйти из машины. Алексея забрали в Ленинский РОВД. По нашей информации на момент публикации материала, он находится в изоляторе временного содержания.

Александр Новиков. Был задержан сотрудниками милиции несмотря на то, что у него инвалидность 3-ей группы.

Всеволод Ковалев. Как он рассказал правозащитнику Борису Бухелю, его задержали и вкинули в автозак, где ему в область головы прилетело около пяти ударов ментовской дубинкой.

Андрей Вербицкий. Шел в колонне мирных протестующих могилевчан, видел двух рослых сотрудников ОМОН. Потом он в какой-то момент отвернулся и тут же получил удар в лицо. Его доставили больницу, где предварительно диагностировали черепно-мозговую травму легкой степени и ушиб в лобной области.

Александр Молочков. Его на глазах у собственного ребенка силой вытащили из собственного автомобиля, задержали и отправили в Ленинский РОВД за то, что он посигналил демонстрантам. Позже туда же отвезли его малолетнего сына. Его держали в отделении милиции без педагога и родителей. Хорошо ещё, что Молочкова отпустили около семи часов вечера.

Светошумовое нечто. Силовики ради сотни демонстрантов не поскупились на спецсредства, что подтвердило и МВД. Правда, в ведомстве отрицали, что использовалась светошумовая граната, хотя именно об её применении говорили участники. Ясность внес журналист Алесь Асипцов, который находился на месте событий. По его словам, сотрудники милиции выстрелили вверх из светошумовой ракетницы для устрашения могилевчан. Это первый факт использования подобного арсенала в Могилеве.

Надо отметить, что это далеко не все случаи трэша, который обеспечили правоохранители за одно только воскресенье в Могилеве.

ПОСТУПИЛ ПРИКАЗ ХОРОШЕГО НЕ ЖДАТЬ. НО ЕСТЬ НЮАНС

Все произошедшее говорит лишь о том, что милиция приноровилась к существующей протестной реальности, ощерилась и готова давить тех, кто так их вымотал за последние полтора месяца, из-за кого они ночуют на работах, выходят на дополнительные смены и не видят семей.

Логика силовиков примитивна: по их мнению, чем круче закручиваются гайки, тем малочисленнее становятся протесты в Могилеве. Хотя именно перебор с насилием 9-11 августа заставил всю страну выйти на марши протестов.

Уменьшающееся количество людей на акциях стоит связывать скорее с тем, что 7 недель протеста измотают кого угодно, а плохая погода, как была в воскресенье, 27 сентября, не вызывает взрыва энтузиазма у сторонников перемен.

Обеим сторонам нужна передышка, и проиграет тот, кто первый её возьмёт. В конце-концов, мирный протест имеет смысл тогда, когда в нём есть массовость и солидарность. Если же их не будет, то месть силовиков будет ещё более жесткой, стремительной и кровожадной.