Истории

Эффект наклейки: из-за политического абсурда один человек получил реальный срок, а второй пришлось бежать

1
Топ

Очевидец — в воспитательной колонии Бобруйска бьют несовершеннолетних узников

2
Истории

Профессор Александр Агеев: «Тех, кто это сделал, мне и коллегами теперь называть не хочется»

3

В последние несколько недель в могилевском чате, признанном экстремистским, начали появляться сообщение от имени людей, которых, якобы, задержали сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК).

После избиения милицией, вместо возбуждения уголовного дела против силовиков — абсурдный ответ: «Стал на табурет, чтобы вкрутить лампочку, а потом упал… И падал несколько раз»

Суд Чаусского района дал бывшему зампредседателя Могилевского горисполкома Владимиру Дудареву семь с половиной лет колонии усиленного режима. Он обвинялся в мошенничестве и превышении власти или служебных полномочий. А ещё был членом предвыборного штаба Виктора Бабарико.

КГБ требует от него явиться для дачи показаний, зная, что он давно живёт в Польше. MSPRING.MEDIA поговорил с Дмитрием Антончиком о нынешнем преследовании, о слежке после задержания и экстренном отъезде из Шклова.

В одном ИТ-государстве в Шкловской колонии работает только половина таксофонов, которые являются практически единственным средством связи между заключенными и их родственниками. И это одна из причин, по которой Беларуси разрешели звонить из колоний по видеосвязи.

Алеся Сергеенко – жена политзаключенного Максима Сергеенко, которому дали три года за «куклы» чиновников и Лукашенко. В этом тексте она рассказывает, через что приходится проходить женщине, чей муж был репрессирован за свои убеждения.

С 1 сентября администрация исправительной колонии отправляет большую часть вещей осуждённых на склад. Возможно, это не эксцесс исполнителя, а продуманная политика ужесточения условий наказания от ДИН. Вероятно, это может повториться во всех колониях.