Как живет могилевчанин, обвинённый в подготовке покушения на Лукашенко

Удивительная история Виталия Макаренко.

Ровно четыре месяца назад Виталий Макаренко срочно покинул территорию Беларуси. Это произошло после того, как он узнал, что наряду с Юрием Зенковичем, Александром Федутой и Григорием Костусёвым является фигурантом уголовного дела о “заговоре”. КГБ считает, что они готовили физическое устранение Александра Лукашенко.

30 апреля КГБ сообщил, что Александр Федута, Юрий Зенкович, Григорий Костусев, Ольга Голубович, Дмитрий Щигельский, Александр Перепечко, Павел Кулаженко, Виталий Макаренко и Игорь Макар обвиняются в заговоре с целью захвата государственной власти (ч. 1 ст. 357 УК). Федута, Зенкович, Костусев и Голубович уже несколько месяцев находятся в СИЗО КГБ, к остальным Генпрокуратура заочно применила меру пресечения в виде заключения под стражу.

MSPRING.MEDIA решил поинтересоваться, как идёт следствие.

Виталий Макаренко находится во Львове уже пятый месяц. И за это время, отмечает он, никаких совершенно действий ни Следственный комитет Беларуси, ни КГБ, ни какая-либо другая силовая структура не предпринимали. Нет даже намёка на следственные действия.

Когда КГБ Беларуси заявил, что в качестве обвиняемых по уголовному делу “о заговоре с целью захвата государственной власти” проходят девять человек, а один из них как раз член Сейма Партии БНФ Виталий Макаренко, он сразу же назвал выставленные обвинения “маразмом”. Сегодня, отмечает Виталий, ему к сказанному добавить нечего: “Это действительно маразм и дичь”.

По приезде в Украину он сразу же обратился в Государственную миграционную службу с просьбой о предоставлении ему статуса беженца или дополнительной международной защиты, чтобы избежать возможной экстрадиции по запросу КГБ, который был направлен ещё весной.

Однако по официальному статусу беженца подвижек пока нет, говорит Виталий Макаренко. Заявление рассматривается шесть месяцев, и в течение этого времени, как минимум, Украина не имеет права передавать о нём информацию белорусской стороне. Пока Виталий и его семья находятся в режиме тревожного ожидания.

Прошение об убежище, в свою очередь, несёт некоторые неудобства. Согласно законодательства, у просителя изымается паспорт, а неопределённый правовой статус не даёт возможности для легального трудоустройства.

И на этом фоне 51-летний политик ещё и пережил обострение болезни – плече-лопаточного периартрита (постоянные ноющие боли в плечах, сопровождающиеся ограничением подвижности рук). Симптомы этой болезни хорошо известны тем, кто долгое время находился в наручниках, защёлкнутых за спиной.

В сентябре 2020 года Виталий Макаренко фотографировал автозаки и военные машины, передвигавшиеся по Могилёву. За это он был задержан милицией и провёл несколько часов в их служебном автобусе. Ему связали руки за спиной капроновой стяжкой и потребовали разблокировать телефон. За отказ периодически заламывали руки вверх, причиняя сильную боль. Такая пытка продолжалась больше часа. Как результат, Виталий Макаренко до сих пор вынужден посещать реабилитолога.

Чем же занимается сейчас политбеглец? Уже второй месяц экс-могилевчанин координирует работу школы белорусского языка (занятия проводятся бесплатно) для белорусской диаспоры. Предоставила помещение и оборудование для школы  общественная организация “Пласт” (украинские скауты), также к её становлению приложил руку Белорусский кризисный центр во Львове. Вместе с Виталием Макаренко языковые курсы ведёт руководитель “Таварыства беларускай школы” Алесь Лозка.

Кроме того, Виталий Макаренко регулярно участвует с коллегами в марафоне писем политузникам.

Политическая же борьба Виталия Макаренко нашла выражение в акции в поддержку белорусского демократического сообщества.