Куда идут бездомные в Могилеве и почему это место не решает их проблем

Местная ночлежка хоть и облегчает немного жизнь бродягам, но попасть туда непросто.

 2 мая. Могилев. Саша Минько. Фото автора

 Внимание! При использовании или перепечатке данного материала в других Интернет-источниках, упоминание сайта mspring.online с гиперссылкой на оригинальный текст обязательно в первом абзаце!


“Чёрт знает где”, — так можно описать место, где в Могилёве расположен центр временного ночного пребывания лиц без определенного места жительства. Его адрес: улица Новицкого, дом 3. Даже коренной могилевчанин найдет это место с трудом. Кажется, подобные заведения должны располагаться поближе к “целевой группе” – возле вокзалов, церквей, рынков. Но в Могилёве всё не так.

Ночлежка расположена максимально далеко от мест компактного бродяжничества бездомных. Если двигаться по навигатору, то в конце проспекта Пушкина он заставит свернуть вправо в бывший овраг, где негусто стоят дома частного сектора. На местном сленге этот район зовут Абиссинией, когда-то тут было болото.

Внутри этого микрорайона, через пять-шесть поворотов по периферийным дорогам проложенный маршрут приведёт к старому двухэтажному бараку (на главном фото). Вот так выглядит вывеска:

Это странное и очень старое здание находится под дорожным откосом “кольца Мясокомбината”, где проспект Пушкина плавно перетекает в Славгородское и Гомельское шоссе. Чтобы понять что это за место, вот вид из окна:

Ночлежка для бездомных на 22 койкоместа была открыта в Могилёве по этому адресу в марте 2012 года. Ранее лицами без определённого места жительства занималось МВД, что противоречило положениям “Закона о милиции”. В ведении правоохранителей находился центр социальной адаптации лиц, ранее судимых и возвратившихся из ЛТП. Однако было решено перепрофилировать такие заведения в ночлежки и передать их горисполкомам.

Госорганы традиционно общими фразами описывают, как высококвалифицированные специалисты будут оказывать здесь помощь тем, кто в силу разных причин утратил социальные связи с обществом. У данных граждан появится возможность восстановить утерянные документы, оформиться в дом-интернат, трудоустроиться и вернутся к полноценной жизни. Но первое впечатление было обескураживающим. В здании, предназначенном для бездомных, живут обычные семьи вот в таких условиях:

Корреспондент Могилёвского журнала о правах человека mspring.online, опасаясь, что ошибся адресом, поначалу даже пошёл искать центр временного ночного пребывания среди других зданий района. Но местные жители привели его назад. Дом на Новицкого, 3, пояснили они, нужно обойти вокруг, продираясь сквозь густую зелень, и тогда всё станет ясно.

Действительно, с противоположной стороны здание выглядит чуть лучше. Оказывается, первый этаж отдан под ночлежку, а на втором живут обычные семьи. Подъезды специально разведены в противоположные стороны.

Контингент постояльцев в ночлежке после перевода её в ведение горисполкома несколько изменился. Изначально даже планировалось, что там будут находиться только несудимые, либо лица, у которых судимость снята в установленном порядке. Но опыт таков, что большинство пользователей услуг центра – бывшие зеки. Правда, теперь покой бесприютных охраняет вахта из гражданских лиц, а само заведение находится в структуре государственных органов социальной защиты. За семь лет работы здесь сменилось три директора. В минувшую пятницу контракт с последним из них закончился, и сегодня учреждение работает пока без начальства.

Если ориентироваться на статистику МВД разных лет, то количество бомжей в Могилёвской области колеблется в районе цифры в 180 человек (иногда оно падало до 164 человек, но выше 180 не поднималось). Практически все они находятся на профилактическом учёте райотделов милиции Могилёва и Бобруйска (там также есть ночлежка, открытая в 2013 году). Но попасть сюда на ночлег большинству из них не суждено.

Дело в том, что это далеко не центр помощи бесприютным, как кажется многим. Название центра временного (ночного) пребывания нужно понимать буквально. Прийти сюда можно не ранее семи часов вечера, никакого питания здесь не предусмотрено, а в 8 утра всех постояльцев попросят покинуть помещения – должны искать работу и “восстанавливать социальные связи”. Милиция действительно готова помочь с восстановлением паспорта, но вот с оплатой этой услуги (а это половина базовой величины) нищим никто не поможет.

В центр принимаются только лица, ранее имевшие регистрацию в Могилёве. Люди из других городов здесь переночевать не смогут, им придётся остаться на улице. Кстати, подобные ночлежки есть далеко не во всех городах. Они есть в Минске, Солигорске, Борисове, Молодечно, Витебске, Орше, Гомеле и Гродно. А, например, в Бресте нет.

Обязательным условием для помещения в могилёвский центр является прохождение гражданами медицинского осмотра и санитарной обработки. Только после получения результатов медосмотра бездомному предоставят койку, на которой он сможет ночевать в течение трёх месяцев. И здесь тоже есть коллизия. Зачастую ехать приходится в поликлинику либо больницу, куда направит администрация, но вот денег на проезд по городу нет. Это становится головной болью самих бездомных.

Не так всё просто и с трудоустройством. Жители центра временного пребывания действительно получают регистрацию в отделении гражданства и миграции Октябрьского РОВД г. Могилёва. Но именно регистрацию, а не штамп в паспорте, который ранее назывался “пропиской”. Разница есть. Отделы кадров на раз вычисляют с кем имеют дело, поэтому без согласования с милицией рабочие места для бездомных вряд ли найдутся. Как правило, бедолагам предлагают вакансии дворников.

По истечении трёх месяцев руководство центра принимает решение, позволить ли бездомному проживать дальше или же попросить убраться. Всё зависит от активности человека в поиске работы. Нужно отдать должное, внутри ночлежка выглядит лучше, чем снаружи. По сути, это обычное общежитие, только в комнатах больше коек – как в больнице.

По внешнему виду не особо и различить, кто здесь бездомный. Учитывая, что требования к постояльцам достаточно жёсткие, тех, кого называют стигматизированным словом “бомж” тут не увидишь. Уличные жители сюда просто не доезжают, несмотря на усилия милиции. Доезжают те, кто более-менее знает, как пользоваться своими правами, и часто они действительно потом устраиваются в жизни. Это, как правило, люди переборовшие алкогольную зависимость. А те, кто злоупотребляет алкоголем, по наблюдениям экспертов, живут на улице в среднем восемь лет и пропадают. Ощущение, что все они на одно лицо:

Правозащитники из Белорусского Хельсинского комитета и учреждения Human Constanta при содействии швейцарской правозащитной организации Libereco подготовили доклад “Бездомные и право на жилище в Беларуси”.

Если кратко, то выводы не утешительные. Никаких специальных государственных программ либо планов по принятию мер для предотвращения или хотя бы снижения уровня бездомности в Беларуси не принималось.

Механизмы помощи бездомным сводятся к деятельности вот таких центров временного пребывания – это основной инструмент государства. Вопросы оказания какой-либо помощи находятся в компетенции местных исполкомов, что не гарантирует равного доступа к ней и постоянности. Из-за отсутствия какой-либо политики в отношении проблемы бездомности нет и достоверных статистических данных о её масштабах. А это, в свою очередь, способствует игнорированию этой темы государственой социальной политикой. Круг замкнулся. Похоже, Беларусь не такое уж и социальное государство.

Полностью с текстом доклада можно ознакомиться здесь.