«Эффект Андрюшиной». Фиаско следователя как удивительное явление белорусского политического кризиса

Эта история больше похожа на курьёз, но на самом деле всё серьёзно. Следователю Марии Андрюшиной из могилёвского межрайонного отдела СК настолько фатально не везёт, что её имя может стать нарицательным, а весь сюжет будет основание для написания сценария к какому-нибудь полуфантастическому фильму.

«Когда уголовное дело попадает к Андрюшиной, мы делаем ставки – сбежит человек или не сбежит», — так, не без издёвки, но уже и без особой злобы говорят могилевчане, бежавшие из страны из-за угрозы уголовного преследования за политическую активность. Их объединяет только одно – все они покинули страну через пару дней после того, как их дела были переданы этому следователю.

Парадокс в том, что от майора юстиции Марии Андрюшиной уже бежало около десятка человек, и никто не понимает, почему так происходит.

Мария Андрюшина

Вероятно, вины самой Андрюшиной в этом нет. Просто у человека манеры общения таковы, что после допроса у неё обвиняемые делают однозначный вывод, что нужно бежать.

«Она общается матом, а среди ненормативной лексики лишь иногда пробиваются просто приличные слова, и, ко всеобщему удивлению, она даже в программе Word пишет постоянно с ошибками», — делятся впечатлениями могилевчане, побывавшие у неё на допросе по «политическим делам».

А сотрудники самого отдела Следственного комитета ещё и распространяют слухи, что у неё есть высокопоставленный родственник. Злые языки её коллег говорят, что её девичья фамилия Климова, а её мать имеет погоны подполковника. И, вероятно, за последнее обстоятельство её не любят оперативные работники.

Показательными политическими делами Мария Андрюшина занялась не сразу. Сперва ей дали расследовать кейс о поджоге автомобиля силовика в районе улицы Фатина (по другой версии – Залуцкого), но дело зашло в тупик. Тогда ей и передали милицейские материалы, которые впоследствии превратятся в «дело кукол» и «дело Гая Фокса» — список могилевчан, которые сделали чучела чиновников и вывесили их на трассе за городом.

Могилевское «дело кукол»: хитрость СК, жестокость прокуратуры, скоро – суд по новому эпизоду

Следователь совершенно честно предприняла всё, чтобы никто не смог сбежать. Она всячески пробовала втереться в доверие к женщинам, рассказывала, что сочувствует им всем как мать и обещала, что они пойдут как свидетели. При этом она активно забирала их паспорта и даже ставила запрет на выезд. Но, что удивительно, говорят общавшиеся с ней обвиняемые, после её допросов у всех появлялась только одна стойкая мысль – после таких обещаний надо срочно уезжать из страны. Дошло до того, что некоторые подозреваемые смогли бежать в страны ЕС даже без паспорта. Про такой случай мы уже писали.

Подстава адвоката, засада и обстрел. Как могилевчанка убегала от политических репрессий

Иногда следователю не везло и с заключением её «подопечных» под стражу. Дело в том, что женщин должен сопровождать женский конвой. В ноябре-декабре 2020 года могилевский изолятор временного содержания был переполнен из-за привезённых из Минска арестантов. Кроме того, свою роль сыграл коронавирус.

Здоровых женщин-конвоиров просто физически не хватало, что объясняет постоянные «качели» на допросах: следователь то угрожала задержанным арестом и большим сроком, то резко отказывалась от своих намерений, поскольку понимала, что в ИВС её «клиентам» будут не рады.

Сегодня за пределами страны существует даже неформальный клуб могилевчан «побывавших у Андрюшиной», которые, вспоминая её имя, говорят в контексте примера бесполезной и ненужной работы. Её «фанаты» даже предлагают запустить это имя, как городской мем и сделать его символом новейшей истории.