Саморезы Базука. Что особенного в суде над могилевчанином, который хотел наказать силовиков зарплатой

Сергей Базук получил один год “химии”, хотя гособвинитель запрашивал полтора года колонии. Рассказываем, почему это удивительный исход.

Пятидесятилетний могилевчанин Сергей Базук в характеристике со своего рабочего место описывается как «скромный» и «приветливый» человек, который занимается спортом. Возможно, если бы не августовские события, разделившие страну по цветам флагов, он бы никогда не оказался в клетке зала суда Ленинского района Могилева на третьем этаже.

Базук держался без эмоций, даже когда гособвинитель потребовал для него полтора года заключения в колонии общего режима. Адвокат тонко аппелировал, что пары месяцев ареста более чем достаточно.

А все началось с саморезов.

РАЗБРАСЫВАНИЕ ЗАРПЛАТЫ

Рассказ про Сергея Базука был бы безупречным дополнением в книгу «Москва-Петушки», в которой главный герой Веничка поведал бы под стук колёс и «Слезу комсомолки» историю из далекого и мифического Могилева.

В этом городе в августе n-ого года на площадь вышло 15 тысяч несогласных с резальтатами выборов и действиями силовиков, а в ноябре сотрудники ГУБОПиК “приняли” на одной из городских остановок худощавого и невысокого 50-летнего могилевчанина за то, что он разбросал свою зарплату.

Зарплата была хоть и тяжелой по весу, но вряд ли особенно ценной – саморезы без слез не поешь и в магазине не расплатишься, а именно их и выдали Сергею Базуку на предыдущем месте его работы в качестве заработка.

Подсудимый решил использовать металлические изделия на пользу протеста: 29 октября и 11 ноября он раскидал саморезы около зданий УВД Могилевского облисполкома, Управления Следственного комитета, ГУБОПиК и Комитета государственного контроля.

Как рассказал потом в ходе процесса Базук, у него не было цели дестабилизировать работу силовых органов:

«Своими действиями я хотел выразить собственный протест. Не понравилось поведение правоохранительных органов после выборов президента Беларуси 9 августа. Мне не понравилось, что глава ГУБОПиК в Минске разбил стеклянную дверь в кафе, хотя в этом и не было необходимости. Не понравилось, что неизвестные люди в центре города схватили мирных жителей и увезли их в неизвестном направлении. Мне не понравилось, что уголовные дела по избиению мирных жителей не возбуждались. У меня не было цели своими действиями дестабилизировать работу правоохранительных органов. Просто я выразил свой протест».

Между тем, работу как минимум одного человека он дестабилизировал.

ЕСТЬ ПРОБИТИЕ

Главный специалист Комитета государственного контроля Денис Костоломов утром 11 ноября приехал на свое рабочее место к зданию КГК Могилевской области по адресу Яцыно, 3. Он въехал на внутреннюю парковку на своем новеньком Hyundai Creta, не заметив ничего странного.

Вечером, когда он направлялся домой и завел автомобиль, то обнаружил, что в левом переднем колесе упало давление. Он не придал этому значения и поехал отдыхать.

Утром, 12 ноября давление в колесе по-прежнему было невысоким. Уже на работе он узнал, что неизвестный человек разбросал саморезы перед въездом на парковку КГК. Костоломов поспешил проверить свою «ласточку» и его ждало разочарование – в том самом левом переднем колесе блестел один из саморезов.

Прямо посреди рабочего дня сотрудник КГК направился в шиномонтаж, где с проблемой расправились. Свои затраты Костоломов оценил в 30 белорусских рублей – именно эту сумму материального ущерба вменили Базуку. Сам сотрудник КГК был признан потерпевшим по уголовному делу.

Больше потерпевших не было – сотрудники УСК и УВД Могилевского облисполкома, которые проходили по делу в качестве свидетелей, быстро обнаружили и убрали саморезы.

БЕНЕФИС КОРЫТКО

На судебном заседании 20 января стало очевидно, что самыми серьезными участниками процесса являются государственный обвинитель, помощник прокурора Могилева Дмитрий Марусов и адвокат Сергей Корытко.

Первый с крайне серьезным видом пытался представить дело так, будто Базук совершил НАСТОЯЩЕЕ преступление, второй – изящно изыскивал недочеты как в материалах дела, так и в показаниях свидетелей и, в первую очередь, потерпевшего.

Самый красивый момент всего процесса над Базуком – погашение материального ущерба.

На заседании, которое прошло 20 января, Сергей Корытко заявил, что семья его подзащитного и он сам пытался связаться с Дмитрий Костоломовым, чтобы оплатить 30 рублей, уплаченных за шиномонтаж, но потерпевший уклонился от этого.

После этого Корытко поинтересовался, получал ли Костоломов какую-либо корреспонденцию. Когда тот ответил, что не так часто заглядывает в почтовый ящик, адвокат триумфально выудил из материалов дела квитанцию, согласно которой Костоломову почтовый перевод в 30 рублей был отправлен ещё три недели назад.

— Вы три недели не заглядывали в почтовый ящик? — поинтересовался защитник у потерпевшего.

Какого-то внятного ответа не последовало. После этого Корытко раскрутил Костоломова в лучших традициях юридического ММА: получив у судьи Ратниковой разрешение, предложил сотруднику КГК заплатить материальный ущерб немедленно, на что был дан перерыв.

Затем Корытко обратил внимание гособвинителя и судьи на то, что, вообще-де, шиномонтаж обошелся Костоломову в 10 рублей. Откуда же взялась сумма в 30?

— Туда ещё бензин, чтобы добраться до шиномонтажа, — ответил на вопрос сотрудник КГК.

При этом сам же признал, что от КГК до мастерской путь составил всего лишь 5 минут.

Своими действиями адвокат Сергей Корытко наглядно показал мелочность всего процесса – потерпевший вообще не сразу заметил пробитое колесо, больше никто не пострадал, а сам Сергей Базук – человек, который имеет отменную характеристику с работы и не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности. При этом свою вину в разбрасывании мужчина признал и раскаивается.

Кроме того, у самого Базука есть ряд хронических заболеваний, а значит его надо немедленно освободить из-под стражи – и вот судье уже передаётся необходимый документ.

Больше никто в этом процессе настолько уверенно и четко не выступал. Что, впрочем не помешало гособвинителю затребовать для Базука 1 год и 6 месяцев колонии общего режима.

ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ ЛИБЕРАЛЬНОСТЬ

Год назад приговор судьи Оксаны Ратниковой показался бы жестким, если не жестоким. Сейчас он кажется хотя бы относительно адекватным – 21 января Сергей Базук был приговорен к 1 году ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа (“химия”).

Это на фоне того, что 18-летняя София Малашевич и 18-летний Тихон Клюкач получили в эти же дни в Минске безумное наказание в 2 и 1,5 года лишения свободы за то, что “двигались по проезжей части, совершали громкие хлопки руками, использовали оппозиционную символику, шли в первых рядах колонны” и разрисовку заградительных щитов милиции в ходе акции 6 сентября. Остается только радоваться призрачной либеральности могилевского приговора.

Главные же уроки, который стоит вынести из процесса над Базуком, состоят в следующем:

  • Не раскидывать саморезы около зданий силовых структур – это даже звучит глупо.
  • Пользоваться услугами нормального адвоката, даже если дело не стоит и выеденного яйца. Чисто субъективное мнение: если бы Сергея Базука защищали бы также, как Станислава Павлинковича на соответствующем процессе, годом “химии” бы дело не обошлось.