За г….на ответит? В Могилеве проходит суд по уголовному делу за оскорбление милиционера

6 января Игорь Митенков, отказавшись от адвоката и полностью признав вину, принес извинения инспектору ГАИ Александру Киркалову. Максимально ему грозит до трех лет химии.

Могилевчанину Игорю Митенкову как-то иронично везет – ему грозит уголовная ответственность, а судебные заседания в суде Ленинского района по его делу назначают аккурат перед праздниками.

В канун Нового года, 31 декабря, судья Татьяна Костюк начала рассмотрение дела в отношении Митенкова за оскорбление старшего инспектора по административной практике Управления ГАИ УВД Могилевского облисполкома Александра Киркалова. Заседание длилось 9 минут — были представлены стороны и назначен ход судебного процесса.

Митенкова обвиняют в том, что 3 сентября под постом в паблике ВКонтакте «Народный патруль» он оскорбил в комментариях Киркалова, посчитав, что тот штрафовал автомобилистов за сигналы в поддержку протестующих. Комментарием заинтересовалось Управление собственной безопасности УВД Могилевского облисполкома, а потом Митенков обнаружил себя сначала подозреваемым, а потом обвиняемым по ст. 369 УК РБ (Публичное оскорбление представителя власти в связи с выполнением им служебных обязанностей).

Свою вину Митенков полностью признал и раскаялся. От услуг адвоката обвиняемый отказался.

На этой ноте 6 января, прямо перед Рождеством, началось второе заседание по этому делу.

ЗЛОСТЬ, РАСКАЯНИЕ, ПРОЩЕНИЕ

Сначала Игорь Митенков, не поняв вопроса судьи, отказался давать показания. По его словам, ему особенно нечего сказать, кроме извинений перед Киркаловым.

Когда ему пояснили, что достаточно отвечать на вопросы гособвинителя, Митенков объяснил, что 3 сентября заходил в группу «Народный патруль» во второй половине дня. Там он увидел пост, посвященный сотруднику ГАИ с его фотографией, в котором утверждалось, что милиционер останавливал автомобилистов и штрафовал их за подачу звукового сигнала. Как выяснилось позже, это не соответствовало действительности – знакомый Митенкова пояснил тому, что Киркалов «занимается кабинетной работой» и непосредственно водителей не штрафует.

— Были выражения оскорбительного характера. Было нецензурное выражение – г….н. Что конкретно писал, я не помню, — оправдывался в ходе процесса Митенков.

Свой поступок обвиняемый оправдал злостью на то, что в ходе августовских событий людям за сигнал из автомобиля выписывали штрафы. При этом сам Игорь не был свидетелем таких инцидентов и сам, по его утверждению, получил в своей жизни единственный штраф от ГАИ «около десяти лет назад».

Митенков хотел извиниться перед сотрудником милиции ещё до суда, однако не смог найти его контактов. Мужчина попросил прощения с разрешения судьи в ходе процесса:

Извините, это низменный поступок. Я не знаю, что это произошло. Мне было бы тоже неприятно, если бы кто-то так написал про меня. Я искренне прошу прощения.

Киркалов извинения принял.

КАК ПЛАЧ РЕБЕНКА ПРИВЕЛ К НЕПРИЯТНЫМ ВОПРОСАМ ПРОКУРОРА

Из материалов дела следует, что полностью комментарий звучал так: «Надо г….на проучить… Знаем, где живет… Могилев тоже может…».

В ходе следствия Митенков, как указано в протоколах опроса, среди причин своего поступка называл «ситуацию в Беларуси» и «неоднократное привлечение к административной ответственности».

Что касается последнего, обвиняемый на суде заявил, что на его автомобиль зарегистрировано около десятка штрафов. Однако конкретно его к ответственности привлекли лишь однажды и очень давно – остальные штрафы получил его родственник. То есть мотива мстить милиционеру ГАИ Киркалову у Митенкова не было. Однако государственный обвинитель обратила внимание на то, что в ходе следствия обвиняемый заявлял про месть, а на суде изменил показанияю

Расхождение в своих словах Митенков объяснил странными просьбами следователя:

— На тех, первых показаниях, которые я давал в Следственном комитете, там нет такого, что я хотел отомстить. В последние пару раз, когда меня вызывали следователи, они говорили, что там все то же самое, а я оба раза был с ребенком и быстро подписывал, не читал, ребенок плакал.

Тот факт, что следователь просил мужчину что-то подписать не глядя, видимой реакции со стороны гособвинителя в суде не вызвал, как и то, что Митенкову приходилось являться в СК с маленьким ребенком.

МИЛИЦИОНЕР ПОПРОСИЛ МИНИМАЛЬНОЕ НАКАЗАНИЕ ДЛЯ ОБВИНЯЕМОГО

Старший инспектор по административной практике Управления ГАИ УВД Могилевского облисполкома Александр Киркалов пояснил, что комментарий Игоря Митенкова он не видел, пока ему его не показали родственники. Позже Киркалова о комментарии также уведомили сотрудники Управления собственной безопасности УВД Могилевского облисполкома.

Комментарий был размещен под постом, в котором содержалось фото сотрудника милиции, а также информация о нем. Киркалов заявил, что снимок был взят из телеграм-чата «А59», созданного сотрудниками могилевского ГАИ. На снимке он был запечатлен в гражданской одежде на митинге 19 августа 2020.

В своем выступлении потерпевший упомянул могилевского правозащитника и активиста Александра Хамратова, задержанного в ноябре сотрудниками ГУБОПиК.

— Как мне сказали сотрудники Управления собственной безопасности, саму публикацию, к которой люди оставили комментарии, выложил Хамратов. По линии ГАИ мы немного боремся, он правозащитник, жалобы постоянно пишет, — сказал Киркалов.

Он подчеркнул, что лично не составил ни одного протокола за поданный в ходе протестов звуковой сигнал – то есть информация в посте, где утверждалось обратное, не соответствовала действительности.

Милиционер попросил применить к обвиняемому минимально возможное наказание, а также заявил исковое требование о возмещении морального ущерба в 1000 BYN, чтобы в последующем направить их в пользу Министерства здравоохранения.

Также он попросил через суд опубликовать опровержение в паблике “Народный патруль”, но судья Татьяна Костюк по формальным причинам потребовала переделать исковое заявление. Следующее заседание она назначила на 26 января.